Прошли времена нецивилизованного и грубого евангелизма

Доктор философских наук, ректор Донецкого христианского университета и  вице-президент Ассоциации «Духовное возрождение» Михаил Черенков дал интервью для журнала «Христианское Слово» и поделился  своими впечатлениями о конгрессе «Преображение-2012», о будущем апологетического служения и работе на должности ректора университета.

– Михаил, какие у Вас впечатления от прошедшего конгресса «Преображение-2012»? Из того, что Вы видели, что бы Вы в конгрессе выделили для себя? Что Вам было интересно?

– В конгрессе я бы выделил, в первую очередь, не пленумный, не программный момент, а самый простой, может быть, низовой. Речь идет о том, что люди у нас сейчас голодают по общению. На мой взгляд, они чувствуют острую потребность быть частью большой семьи. Поэтому я обратил внимание на простых участников. Многие приехали семьями, многие, возможно, никогда в жизни ничего подобного не видели. И их по-своему наивную детскую радость я заметил в первую очередь, и это здорово.

То есть конгресс выполняет свою роль объединяющего события для церквей евангельско-баптистского вероисповедания. Во вторую очередь я уже обращал внимание на состав спикеров, на способ организации. И здесь тоже мне кажется, что структура усовершенствована. Она усложнена за счет большого разнообразия тематических палаток. Это разнообразие – первый смелый ход. Потому что раньше такого разнообразного, богатого материала не предлагалось. И это в свою очередь позволило привлечь новые имена, новых спикеров к участию в программе не за счет пленарной части, а за счет секционной работы. Конечно, хотелось бы, чтобы много имен перекочевало в общие, пленарные встречи, потому что с большой сцены важно видеть новых людей, слышать новые послания, видеть и знать, как обновляется руководство, какие люди появляются, чувствовать динамику перемен. Но мне кажется, что обновления намечены.


Чувства смешанные. С одной стороны по лицам людей, по их вопросам видишь очень много нужды. Видишь, как много нам не хватает, как много надо проговорить, для этого нам нужно чаще встречаться, устраивать мостики между церквами, разбросанными по географической карте регионов. Нужда – это то, что бросается в глаза. А с другой стороны, есть радость общения, когда встречаешь друзей, когда чувствуешь себя частью большой картинки, большого сообщества и видишь, что Бог делает. Но нужда меня сильно зацепила. Хочется испытывать больше вдохновляющих, энергетических моментов, когда тебя переполняет радость, и ты ее вбираешь, видишь, как многим ты должен помочь.

Выступление Ю.Сипко во время Конгресса "Преображение-2012"



Ситуация сложная. Большая страна, регионы специфические. Надо подумать, как предложить такой богатый стол на общем конгрессе и как взаимодействовать в периоды между конгрессами, чтобы народ был сыт, чтобы не было голода и такой усталости в глазах. Вот такие смешанные чувства.

– Ваш семинар назывался «Новые горизонты христианской апологетики». В чем эти новые горизонты христианской апологетики?

– Новые горизонты, на мой взгляд, заключаются в том, что горизонт движется вместе с человеком. Если мы не будем двигаться вперед, то горизонт к нам не придет. Мы покидаем территорию, на которой уверенно стояли, с которой так пафосно говорили к тем, кто находится где-то. Новые горизонты открываются тогда, когда мы покидаем привычную территорию и идем навстречу людям, в их аудитории, в их профессиональные сообщества, чтобы выслушать, понять и присоединиться к тому, что Бог делает в их среде. Апологетика, в старом понимании, это когда мы из своей башни или изнутри своей территории кричим: «Приходите к нам, у нас хорошо!». Они говорят: «Докажите!», и мы доказываем, защищаемся. Новые горизонты связаны с тем, что мы идем навстречу, и горизонт, как это не парадоксально, тоже движется к нам. Тогда мы в гуще жизни, тогда мы видим, как Бог работает с этими сообществами интеллектуалов, творческими группами, в студенческой аудитории, в профессорском кабинете. И мы сами удивляемся, что Бог есть и там. То есть нам не надо больше звать туда, где мы находимся, а надо идти вслед за Ним и быть там, где Он действует. Вот это новое потрясающее чувство, которое перемещает нас в гущу жизни. Нам больше не скучно, мы не на дистанции, мы вместе с людьми. 

– А готово ли сегодня христианское сообщество к такому диалогу с внешним миром? Если говорить даже не о диалоге с академическим миром, а просто с внешним миром? Готовы ли мы к диалогу на разных уровнях: на уровне молодежи и студенчества, на уровне преподавателей, на профессиональном уровне?

– Я думаю, что готовы – это второй вопрос, но должны – это первый. Мы сегодня понимаем эту необходимость на всех уровнях, в том числе обсуждается она и в руководстве объединений и Союза. Проблема связана и с явным, вопиющим наличием потенциала (он есть!), и с тем, чтобы его наконец использовать, чтобы предложить практическую повестку действий (он должен служить!). Этого сейчас нам недостает. Готовность в плане открытости есть, но готовность в плане реализации существующих возможностей пока еще отсутствует. Поэтому мы сейчас находимся на переходном этапе, когда уже больше не нужно доказывать, что это можно и нужно. Но теперь надо найти людей и модель, как и с кем это реализовать. Вопрос переводится в практическую плоскость. Здесь он тоже не теряет своей остроты, потому что остаются вопросы «А где и как? А за что? А кто будет делать? Ни ресурсов, ни людей нет. Мы же вам говорили, что мы не сможем, что интеллигентов в церкви по пальцам перечесть…». Если в практической плоскости это движение захлебнется, то для многих людей это будет плохим свидетельством: «Не нужно было никуда ходить. Мы должны были защищать и хранить то, что у нас есть». С одной стороны есть ясность: мы идем, а с другой стороны, есть риск, когда практические успехи смогут нас утвердить, а поражения могут вернуть назад. Но я верю, что с каждым днем растут новые лидеры, новые труженики. Этот центр активности постепенно смещается в нужную сторону.

– А что нужно, чтобы движение не захлебнулось? 

– Смотря как мы себе представляем эти процессы. Нужно, чтобы «внизу» было много самоотверженных людей, много «пионеров», первопроходцев. И нужно чтобы сверху было встречное движение. Не обязательно, что оно начнется там, но если руководство привлечет к себе во второй-третий эшелон талантливых, образованных людей, которые продемонстрируют единство, призвание, компетентность, силу духа, силу мысли, свободу творчества, если они дадут место рядом с собой, то это будет заражающим примером. Это будет сигналом, демонстрацией того, что движение снизу одобряется, что руководство церквей его поддерживает, что эти инициативы возникают не только «на местах», что активная апологетика, движение христиан-интеллектуалов становится всеобщим настроением, радостью всей церкви.

Мы сейчас не можем заменить всю вертикаль церковной власти на людей с докторской степенью в области богословия. Но вполне возможно, чтобы руководство протянуло руку помощи тем, кто сейчас учится. Достаточно сказать: « Мы нуждаемся в вас, вы наше будущее, мы ждем смены, ждем свежих сил, новых лидеров». Этот сигнал усилит движение. Духовные реформации, мягкие реформации начинаются все-таки через низовое движение. Но если нет четкой позиции церковного руководства, если труба не издает определенного звука, то люди не понимают, к чему им готовиться. Возможно, нужно готовиться назад, к откату: «Так как времена тяжелые наступают, последние, бросайте учиться, читать, познавать, надо занимать круговую оборону». А возможно их позовут к наступлению, говоря: «Какими бы ни были трудные времена, мы верим, что Царство Божие торжествует и в этих обстоятельствах. И вы – его дипломаты, его адвокаты, его защитники». Важно подчеркнуть для всей церкви, особенно для одаренных людей: «Мы вас ждем, вы нам нужны, ваш дар должен служить».

– Я знаю, что недавно Вы стали ректором Донецкого христианского университета. Не страшно приступать к такому массиву работы? И какие цели лично Вы ставите в этом виде своей деятельности, служения?

Для себя сейчас ставлю мало целей, в основном пытаюсь мыслить о доверенном мне деле: «Какие задачи нужно реализовать для учебного заведения, которым довелось руководить? Что Бог хочет, чтобы я сделал на этом месте?» Ближайший период я воспринимаю как период испытаний на административном фронте. Нужно максимально наладить управленческую систему. Нужно укрепить команду, то есть подтянуть новых людей. Нужно подумать об обновлении программ. То есть меня занимают вопросы, связанные с интересами учебного заведения как организации и как служения. В целом, мне кажется, что христианские лидеры должны думать больше и больше о совместных проектах, общей пользе, объединяющих целях, а личная карьера или благополучие надолго отвлекать не должны.
Во всем этом мне самому нужно развивать управленческие качества и послужить, может быть, не своему личному развитию, но развитию школы. Я надеюсь, что после откроется следующий этап. Может быть, нужно будет подготовить несколько фундаментальных текстов, посвященных теологии, как я ее мыслю сегодня, текстов, посвященных развитию христианского образования и социальной позиции церкви.

Надеюсь, что когда-нибудь будет третий этап. Если Бог позволит, то, когда я не буду связан административными обязательствами, смогу вкладываться в те или иные точки роста. Но ближайшее время уйдет на построение дипломатических отношений и с внешним миром, и со светскими, государственными учебными заведениями, с церковью. То есть нам сегодня нужно связать университет и церкви. Нам нельзя говорить: «Вы нужны нам, потому что от вас нам нужны студенты». Мы должны убедить: «Мы нужны вам». Обновление церкви начинается и благодаря университету. Нам придется доказывать, убеждать и объяснять эту связь. На ближайшие годы я заложник, я солдат, и подчиняюсь воле Бога и тому, что Он хочет сделать для этого учебного заведения, в том числе через меня, как Его орудие.


– Я знаю, что в Донецком христианском университете открывается факультет журналистики. Зачем христианскому учебному заведению факультет журналистики? Не достаточно ли для этого светских вузов?

– Мы сейчас только думаем об открытии факультета журналистики. На самом деле, журналистика для нас – это активация творческих людей внутри церкви. Это журналистика в широком смысле слова. Важно, чтобы было налажено информационное сопровождение служений, различных событий, чтобы был развит дар слова, дар пера, и как можно шире, чтобы появлялись блоги, интересные сайты, свежие издания. Даже через одни социальные сети (если в них грамотно выстроить информационное служение) церкви и различные христианские организации объединяли бы большое количество людей. 

Это информационное сопровождение работает на благо церкви. Во-первых, важно развитие творческих способностей Церкви. Во-вторых, важно, чтобы через информацию, через дары слова люди свидетельствовали о Боге, реализовали свою миссию. А в-третьих, важно, чтобы это присутствие развивалось во внешнем мире через профессиональную деятельность христиан. То есть, чтобы звучало свидетельство о церкви, но не только в церкви, а и в светском информационном пространстве. Чтобы люди познавали Бога через материалы о добрых примерах, о ценностях веры, надежды, любви, о евангельских принципах. Эти материалы должны написаны профессиональным языком, и это не должно быть проплаченной церковной заказной «джинсой», но качественным контентом, подготовленным христианином, который постоянно печатается в светских СМИ, «сеет разумное, доброе, вечное». Это не евангелизация, но все-таки определенный посев, который популяризирует христианские ценности в обществе, сохраняет его от окончательного распада. И это нам тоже нужно. Есть церковь и ее информационные позиции, ее служение и сопровождение, а есть внешнее присутствие.

Вот так я мыслю сейчас. Есть возможности, которые открываются в связи с факультетом ДХУ. Тем более что это крайне важно в регионах, в провинции. Уже за сто верст от столицы люди не мыслят категориями возможностей, они не видят, что можно написать, открыть, издать, отснять, при этом постоянно оправдываются, что «мы же не в Москве, не в Лондоне, не в Нью-Йорке…».

Нам нужно сделать хорошие примеры и успешные модели заразительными образцами для подражания. Мы должны быть популяризаторами журналистики. Я понимаю, что сейчас мы это делаем в ущерб качеству и высоким профессиональным стандартам. Но наша задача возбудить ревность, активировать дар на массовом уровне, и из тысячи пусть появится несколько человек. Тогда не будет лишней эта эпопея, эти труды. 

– На Ваш взгляд, насколько важно сегодня церкви вкладывать в развитие СМИ и каким образом церкви и СМИ могут быть друг другу полезными и друг другу помогать?


– Дело в том, что СМИ – это голос церкви. Мы можем говорить о том, что голос церкви – это проповедники, но СМИ – это тоже голос. Нам необходимо понять, что у Бога много голосов, много разных инструментов, и мы обязаны с благодарностью использовать каждый из них. 

Поэтому если сегодня есть возможность донести истину как можно большему количеству людей, то нам необходимо это использовать. Второй момент, мы должны использовать это корректно. То есть мы сегодня не можем злоупотреблять возможностями медиа для того, чтобы без всякой подготовительной работы, без определенной формы, без предварительной упаковки вбрасывать наш продукт людям. Прошли те времена, времена нецивилизованного, грубого евангелизма.

Сегодня стоит более тонкая задача: людям, которые работают в сфере СМИ и являются христианами, следует использовать свое христианское призвание, свое желание свидетельствовать, говорить о Боге и быть Его голосом. Но делать это надо в таких этических рамках, на таком профессиональном уровне, чтобы люди это воспринимали не как агрессию, не как информационную войну против них.

Поэтому без того чтобы церковь вкладывала, инвестировала не только деньги, но и лучших людей, мы никогда не завоюем аудиторию. Мы всегда будем обиженно говорить: «Вот, посмотрите, как эти средства массовой информации о нас говорят, как они нас грязью поливают!» Но там нужны наши люди в СМИ, наши апологеты, наши адвокаты. Если мы их не готовим, то не на кого потом и пенять.

Церковь сегодня должна мыслить системно. Она присутствует не только внутри храмовых стен. Это значит, что есть культурная среда, научная среда, есть медийная среда, и сюда входят только через соответствие определенным стандартам. Поэтому церкви необходимо сейчас сделать хотя бы минимум. Возможно, она самостоятельно не может финансировать свои средства информации, не может оплатить учебу в хороших вузах. Но хотя бы она может благословить, сказать в лице своего руководства: «Вы нам крайне нужны, мы видим в вас большую перспективу. Кто-то является нашими руками, вы – наш голос, наши уста. Скажите, как мы можем за вас молиться? Как мы можем вас поддержать? У нас нет достаточно денег, но вот хоть немногое, что мы можем собрать для того, чтобы вы получили образование, чтобы затем и у нас такой факультет открылся». То есть сейчас нужно какое-то движение, может быть не сто шагов, но хотя бы один-два-три. И тогда люди потенциально способные поймут, что они не самозванцы, что они часть большого служения в церкви.

Нам нужно признать, что это тоже своеобразное служение. А так как это служение, то заслуживает и поддержки, и благословения, и сотрудничества. Они становятся такими же сослужителями, а не «какими-то там журналистами», или «так называемыми интеллигентами». Они рядом с нами, мы часть общего дела. Поэтому церкви сегодня необходимо провести, если угодно, переучет своих даров. Надо посмотреть, есть ли талантливые люди, к чему у них есть призвание. Кстати, пасторское сердце должно чувствовать это, ведь распознавать – это один из духовных даров. Мы не можем переманивать их в несвойственные им сферы, в непрофильные для них дела. Если рука этого человека Богом призвана писать, то она не должна колоть дрова. В многообразии интеллектуальных даров и профессиональных призваний – благословение для всей Церкви.
Беседовал И.Попов
http://baptist.org.ru/magazines/slovo/2012-3-363

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Молодые христиане Воронежа знают цену времени!

Остановим СПИД, пока он не остановил нас...

Forum 20 Report